November 15th, 2011

ulrike

И снова наци.

Прекратила свое существование праворадикальная банда "Национал-социалистическое подполье".  Нет, эту банду не поймали доблестные полицейские, никто не покрывал страну сетью проверок на дорогах, не летали патрульные вертолеты; террористов не посадили в тюрьму, словом - ничего интересного.  Трое ребят из Тюрингии жили нелегально и убивали людей на протяжении десятка лет, и никто им в этом особенно не мешал. Конец наступил неожиданно - после очередного ограбления банка полиция остановила машину; когда полицейские подошли -  в машине оказалось два трупа; очевидно, самоубийство. Через три дня в Цвикау женщина подожгла квартиру, где жила, и явилась с повинной в полицию. Она и была оставшимся членом банды.

Нацистов было трое. Их обвиняют в убийстве десяти человек, в частности, женщины-полицейской. Остальные девять - владельцы мелких лавок и кафе, турки и греки по национальности.
Думаю, это хорошо объясняет тот факт, что банду как-то не очень активно искали. Подумаешь, какие мелочи - смерти лавочников-мигрантов!
Вот если бы они убили хоть одного высокопоставленного чиновника, миллионера - тогда заслужили бы гордое звание террористов.

Нацисты - дети немецкой "перестройки", рожденные в ГДР. Особенных перспектив в жизни они не видели. Уве Бёнхардт не закончил школу и подрабатывал то там, то сям, а в основном был безработным. Беате Цшипе получила профессию садовода, но работы не нашла. И только Уве Мундлос, сын профессора, выбивался из этой компании и планировал поступать в ВУЗ; это был нацист, так сказать, чисто идейный, держал на столе портрет Рудольфа Хесса.
"Не слова, а дела" - было девизом группы. Что же, неплохой девиз. По делам можно проще всего понять суть идеологии: их дела - убийство беззащитных и никому не мешавших "маленьких людей".

Сейчас предполагают, что один из сотрудников немецких "органов" - здесь это называется "конституционная охрана" (еще их называют V-люди, фау-люди) - знал о деяниях банды и даже наблюдал лично одно из убийств, не попытавшись этому помешать.

Меркель в связи с этим предложила на съезде ХДС подумать о возможности запрета националистической партии НПГ, которая сейчас пытается стать респектабельной и прорваться в политический центр. Разумеется, НПГ с негодованием открестилась от деяний экстремистов; однако простые националисты радостно рукоплещут группе. Пишут, что границу между легальной НПГ и радикальной сетью нацистов провести практически невозможно.
Словом, правые еще раз продемонстрировали свое лицо; и от вида этого лица почему-то  совсем не радостно.