Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

ulrike

И снова наци.

Прекратила свое существование праворадикальная банда "Национал-социалистическое подполье".  Нет, эту банду не поймали доблестные полицейские, никто не покрывал страну сетью проверок на дорогах, не летали патрульные вертолеты; террористов не посадили в тюрьму, словом - ничего интересного.  Трое ребят из Тюрингии жили нелегально и убивали людей на протяжении десятка лет, и никто им в этом особенно не мешал. Конец наступил неожиданно - после очередного ограбления банка полиция остановила машину; когда полицейские подошли -  в машине оказалось два трупа; очевидно, самоубийство. Через три дня в Цвикау женщина подожгла квартиру, где жила, и явилась с повинной в полицию. Она и была оставшимся членом банды.

Нацистов было трое. Их обвиняют в убийстве десяти человек, в частности, женщины-полицейской. Остальные девять - владельцы мелких лавок и кафе, турки и греки по национальности.
Думаю, это хорошо объясняет тот факт, что банду как-то не очень активно искали. Подумаешь, какие мелочи - смерти лавочников-мигрантов!
Вот если бы они убили хоть одного высокопоставленного чиновника, миллионера - тогда заслужили бы гордое звание террористов.

Нацисты - дети немецкой "перестройки", рожденные в ГДР. Особенных перспектив в жизни они не видели. Уве Бёнхардт не закончил школу и подрабатывал то там, то сям, а в основном был безработным. Беате Цшипе получила профессию садовода, но работы не нашла. И только Уве Мундлос, сын профессора, выбивался из этой компании и планировал поступать в ВУЗ; это был нацист, так сказать, чисто идейный, держал на столе портрет Рудольфа Хесса.
"Не слова, а дела" - было девизом группы. Что же, неплохой девиз. По делам можно проще всего понять суть идеологии: их дела - убийство беззащитных и никому не мешавших "маленьких людей".

Сейчас предполагают, что один из сотрудников немецких "органов" - здесь это называется "конституционная охрана" (еще их называют V-люди, фау-люди) - знал о деяниях банды и даже наблюдал лично одно из убийств, не попытавшись этому помешать.

Меркель в связи с этим предложила на съезде ХДС подумать о возможности запрета националистической партии НПГ, которая сейчас пытается стать респектабельной и прорваться в политический центр. Разумеется, НПГ с негодованием открестилась от деяний экстремистов; однако простые националисты радостно рукоплещут группе. Пишут, что границу между легальной НПГ и радикальной сетью нацистов провести практически невозможно.
Словом, правые еще раз продемонстрировали свое лицо; и от вида этого лица почему-то  совсем не радостно.
KZ

"Мой отец не был преступником"

письмо читательницы в Антифашистский Союз Северный Рейн-Вестфалии.

http://www.nrw.vvn-bda.de/texte/0434_zweimal_bestraft.htm

"8 мая 2008 года, в день освобождения от фашизма, Бундестаг рассмотрел заявление партии Линке о "Возмещении ущерба жертвам национал-социалистического преследования". Речь шла о восстановлении справедливости в отношении жертв холодной войны.
Обе коалиционные партии, ХДС и СДПГ отвергли изменения в законе, поскольку исключения из этого закона составляли "те, кто во-первых, боролся против свободного демократического строя в смысле Конституции ФРГ, и во-вторых, те, кто после 8 мая 1945 года были справедливо приговорены за совершенные преступления более, чем к 3 годам лишения свободы".

Я решительно возражаю против того, что мой отец, Карл Шаброд, обозначен как преступник. Он достаточно страдал в жизни из-за того, что с ним обращались как с преступником. Почти все 12 лет фашизма в Германии он провел в концлагере и тюрьме, потому что был антифашистом и коммунистом. И это слово "провел" - слишком мягкое. По сообщениям других заключенных Бёргермора он, как староста барака, больше сидел под арестом, чем находился в бараке; в тюрьме Штайнвахе в Дортмунде, как и многие другие, он подвергался пыткам; прокурор требовал смертной казни, которая затем была заменена пожизненным тюремным заключением. Все это - потому, что он и в заключении боролся за своих ближних и не выдавал товарищей.

Верный своему девизу "Твори правду и не бойся никого", он продолжал политическую работу после 1945 года, несмотря на болезнь сердца и ревматизм. Он работал над проектом земельной конституции в Ландтаге Северный Рейн-Вестфалии, где был избран в 1947 году председателем фракции КПГ. Он был секретарем конституционной комиссии, его проект был основой парламентского совещания. Это описывает Дитер Поссер в книге "Адвокат в холодной войне", и там же он упоминает о признании некоторых депутатов, которым пользовался мой отец за свою работу, это признание продолжалось даже после запрета партии.
Потому меня особенно поражает, когда на заседании Бундестага 8 мая 2008 года, герр Бауманн (ХДС/ХСС), заявляет на тему сотрудничества коммунистов в создании конституции: "Большая часть членов КПГ получила возмещение ущерба, но не те, кто работали против государства.."

После запрета КПГ, выяснив свои юридические права, Карл Шаброд стал независимым кандидатом, а затем кандидатом коммунистического объединения избирателей. В это же время он, ориентируясь на свободу прессы, издал "Свободное мнение". Он сделал это для того, чтобы предложить людям альтернативу, и разъяснить ситуацию с недоразумениями в ФРГ, с ремилитаризацией, атомным вооружением, предоставлением высоких постов нацистским преступникам и социальными темами.
В результате после одного месяца следствия он получил на первом процессе 9 месяцев условно, и на втором процессе (1962 г.) два года тюрьмы. Страшно, также и для нашей семьи, то, что мой отец на 5 лет получил запрет на профессию, был лишен гражданских почетных прав и пенсии пострадавшего от нацистского режима; более того, в 1962 году мы должны были обратно выплатить "возмещение ущерба", которое получили до тех пор. Выжить мы смогли благодаря поддержке одного фонда тяжелых случаев, который помогал нам с 1968 года.
В 1990 году, по мнению многих людей, и согласно представлению СМИ, холодная война закончилась. В таком случае должны быть реабилитированы жертвы холодной войны, и нельзя называть далее преступниками людей, которые в течение всей своей жизни заступались за других и боролись за лучший мир.

Но холодная война не закончилась. Хуже того, с помощью нашего Бундесвера она во многих точках мира превратилась в горячую войну. Именно об этом предупреждал мой отец вместе со своими товарищами, жертвами нацистского преследования, христианами, настоящими демократами и многими сторонниками мира.

Золинген, 6.7.2008.
Клара Тушерер (дев. Шаброд)

Notik

Убийца "исламистки".

В последние дни все муссируют новость о преступлении русского немца Александра Винса из Перми, жившего в Дрездене. Сейчас состоялся суд, и Винс приговорен к пожизненному заключению (максимально возможное наказание).
21 августа 2008 года Александр Винс сидел на детской площадке на качелях и курил. К  нему подошла женщина в хиджабе и попросила дать покачаться ее маленькому сыну. Александр Винс вскочил и начал безобразно орать, что эта женщина вообще не имеет права здесь находиться, ни здесь, ни вообще в Германии, что ее сын нас всех взорвет, когда подрастет, что если он хочет на качельки, то Александр Винс его покачает до смерти, и так далее. Его попытались урезонить. Один из немцев, чей ребенок играл на площадке, протянул женщине мобильник, чтобы она вызвала полицию.
За эти художества Александр Винс был приговорен к денежному штрафу. А 1 июля 2009 года после заседания суда он нанес женщине 18 ножевых ударов. Марва Эль-Шербини, египтянка, живущая с 2005 года в Германии со своим мужем, биологом, который защитил диссертацию по молекулярной биологии в институте Макса Планка, теперь признана многими ортодоксальными мусульманами как "мученица веры".

Александр Винс на процессе не скрывал, что совершил убийство из ненависти к "чужим", открыто пропагандировал свои взгляды - он считает, что "чужие", в особенности мусульмане, не имеют права находиться в Германии, он ненавидит это "мультикультурное дерьмо", все мусульмане в его глазах - исламисты. А.Винс также сообщил, что голосует за НПГ.

Collapse )